Антон Чубаров: Диктант как лекарство от одиночества

Большой этнографический диктант,  приуроченный к  Дню народного единства, в четвертый раз прошел на тысячах площадок Москве и регионах.

— Да запишите ее, запишите! Что ты стесняешься? Внукам сертификат покажешь!

— Да, давайте мы вас запишем. Это сертификат об участии, здесь результат неважен.

— Вы ведь не будете баллы на доске вывешивать? Не хочу что бы кто-то увидел, вдруг опозорюсь, давайте мы потом к вам в личном порядке подойдем и узнаем.

— А нам и показывать некому, мы одинокие.

Таким полилогом встретил меня центр «Московского долголетия», где первого ноября проводился Всероссийский Большой этнографический диктант. Несмотря на то, что на сайте мероприятия на всех фотографиях как на подбор молодые и счастливые студенты и школьники, среди реальных участников я один не достиг пенсионного возраста.

Вопреки ожиданиям, среди людей преклонного возраста уровень любознательности оказался куда выше, чем среди молодежи. Или уровень одиночества?

«Открыли лекции по истории России, все места были заняты моментально. Все кружки пользуются популярностью, а ее уровень зависит в первую очередь от преподавателя. Если он идет на контакт, общается, если он сам заинтересован- то и кружок, будь то театральная студия или секция по настольному теннису, обречен на успех»,- рассказала мне одна из работниц соцучреждения. Проект социальной реабилитации пенсионеров в первую очередь нацелен на помощь с  коммуникациями, хотя определенная материальная поддержка тоже присутствует.

«Постоянно выбирают между внуками и досугом»,- говорит она мне с улыбкой,- «Но в основном к нам одинокие ходят»,- улыбка постепенно начала сходить с ее лица.

Работа эта во многом самоотверженная. Правила проведения диктанта объясняли две женщины одновременно, одна зачитывала регламент по бумажке, выданной «сверху», вторая моментально переводила это на понятный всем язык и отвечала на все возможные вопросы из зала еще до того, как они могли быть озвучены.

В довольно тесном, но очень светлом и уютном помещении на несколько минут наступила тишина. Начался диктант. Но почти сразу молчание было нарушено.

«А что там в первом писать, я не понимаю!», «Ну покажи, что ты написала, тебе жалко что ли», «А можно потише, думать мешаете!»

Постоянный шепот, подглядывания из-за плеча — все это не могло не напомнить школьную контрольную работу, при чем очень важную. Я задумался, а зачем это все? Ведь это просто тест на знания, он в общем ничего не значит и не решает, откуда такое серьезное отношение? Но достаточно быстро пришло понимание того, что для этих людей все важно. Насколько же велик разрыв в нашем восприятии?

Диктант окончен, пора ехать на зачет в институт, затем домой писать эту заметку, а что у них?

Ожидание хоть чего-то?

Приезжайте, снимайте, берите интервью, у нас очень много бабушек, которые прожили интересную жизнь»,- предлагает мне работница центра.

И тут я понял, что им это нужно, пожалуй, не меньше, чем мне. Диктант, о котором я завтра и не вспомню, возможно, стал для них главной новостью недели. Все знают, как они живут, как им тяжело даже не в материальном, а в социальном плане, ведь человеку необходимо общение, чтобы не сойти с ума.

Но когда внезапно сталкиваешься с этим лично, это не может не заставить задуматься. А не настигнет ли и меня такая участь?


Текст — Антон Чубаров, студент 1-го курса факультета журналистики ГИТР


 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*