Фильм «Грех»: от идеи до финальных титров (локации и съемки)

Пресс-служба компании Disney в России продолжает рассказывать о всем процессе подготовки к съемке фильма Андрея Кончаловского «Грех» —  о работе над сценарием, подготовке к съемкам, кастинге, локациях и съемочном процессе.  Первая публикация  была о работе над сценарием. Вторая — о подготовке к съемкам. Третья — о кастинге.

ЛОКАЦИИ И СЪЁМОЧНЫЙ ПРОЦЕСС

 

С учетом исторической специфики, съёмки фильма изначально планировались в Италии, в местах, где жил и работал Микеланджело.

Съёмки картины начались 28 августа 2017 г. в карьерах Пьетрасанты, где Микеланджело добывал мрамор для своих творений, а затем продолжились в Тоскане и завершились в Риме 4 декабря 2017 г. в павильоне, в котором была построена часть интерьеров и декорация Сикстинской капеллы в реальную величину.

Самой сложной задачей во время подготовки к съёмкам стал поиск подходящих мраморных карьеров, похожих на те, где добывали мрамор в эпоху Возрождения. Большинство современных карьеров не подходили для съёмок, так как новые технологии добычи мрамора предполагают использование лазера при обработке и нарезке горной породы, от чего стены карьеров выглядят аккуратными и идеально геометричными, тогда как в эпоху Микеланджело они были больше похожи на причудливо изрезанную поверхность Луны. Помимо прочего, карьеры должны были обладать необходимыми характеристиками: достаточной шириной, крутым склоном, по которому мог бы карабкаться Микеланджело, близостью дороги, по которой мрамор можно было транспортировать на погрузочную платформу, а также необходимой производственной инфраструктурой для организации съёмок, так как одной из главных задач, поставленных перед художественным департаментом, была необходимость детального воссоздания процесса добычи, спуска и погрузки мрамора. Порт Каррары, куда исторически привозили весь мрамор для дальнейшей погрузки, был воспроизведен в Санта-Севере с использованием исторических документов.

Помимо работы над постройкой инфраструктуры для воспроизведения полного цикла добычи мрамора, художник-постановщик Маурицио Сабатини тщательно воссоздал улицы, площади, галереи, дворы, таверны, рынки, частные дома, дворянские резиденции и папские дворцы. По тому же принципу были воссозданы и интерьеры, в том числе три резиденции Микеланджело: дом Буонарроти во Флоренции и мастерские художника в Карраре и Мачель-де-Корви, где Микеланджело создал скульптуру Моисея. Мастерские Микеланджело были построены в павильоне, как и Сикстинская капелла, воспроизведенная в реальном масштабе группой из тридцати мастеров, скульпторов, плотников, художников и штукатуров.

Костюмеры и гримеры разработали для фильма сложные индивидуальные образы каждого персонажа, исторически точно повторив одежду, обувь, аксессуары и прически, чтобы каждая деталь внешнего вида персонажа выглядела подлинной. При подготовке к съёмкам художники погружались в эпоху, изучая по рисункам и гравюрам одежду эпохи Ренессанса. Специально для фильма было создано более 600 костюмов, 100 из которых были полностью сшиты вручную. Эту работу Кончаловский доверил российскому художнику по костюмам Дмитрию Андрееву.

ДМИТРИЙ АНДРЕЕВ / Художник по костюмам:

Я не хотел, чтобы зрители обращали внимание на костюмы, чтобы в глаза бросалась их красота. Напротив, они должны были слиться с остальной частью изображения. С точки зрения режиссуры, этот подход обеспечивал создание единой фрески, в которой ни один из элементов не затмевает другой, подобно потолку Сикстинской капеллы.

В поисках подлинных образов художник по гриму Джино Таманьини и художник по постижу Дезире Корридони черпали вдохновение в знаменитом портрете Микеланджело, выполненном его современником, художником Даниеле да Вольтерра. На портрете изображено лицо великого художника, испещренное морщинами, квадратный лоб, который «выступает едва ли не сильнее носа», выдающиеся уши, сломанный нос, взъерошенная борода и грязные спутанные волосы.

Каждая сцена требовала от художников долгой и тщательной подготовки, чтобы обеспечить абсолютную точность и достоверность, поэтому вклад исторических консультантов в создание картины был основополагающим. Среди экспертов выступили историк искусства Андреа Бальдинотти и Костантино Паоликкии, автор книги о Микеланджело «Мраморные сны», в которой рассказывается история работы Микеланджело на горе Монте Альтиссимо (это был один из первых текстов, прочитанных Кончаловским при подготовке к фильму). Этноантрополог и преподаватель университета Сапиенца Алессандро Симоникка проконсультировал группу по музыке эпохи Возрождения в Италии. Массимо Пистакки, директор Центрального института звуковых и аудиовизуальных активов, и Донато Пировано предложил Кончаловскому включить в фильм прочтение некоторых текстов Данте, так как Микеланджело питал фанатичную преданность великому поэту, и режиссёр последовал их совету.

Работа и консультации архитектора и писателя Антонио Форчелино были ключевыми в подготовке к съёмкам фильма «Грех». Форчелино считается главным экспертом по Микеланджело в Италии. Он автор нескольких книг о легендарном художнике, в том числе книги «Микеланджело: беспокойная жизнь». Именно он установил авторство Микеланджело относительно одной из статуй гробницы Папы Юлия II, сравнивая ее с его известными работами Микеланджело – статуями Пьеты и Моисея.

Метод съёмки Кончаловского с использованием 6 камер был реализован оператором Александром Симоновым, что обеспечило широкий выбор кадров и материала во время монтажа картины.

АНТОНИО ФОРЧЕЛЛИНО / Историк, эксперт по жизни и творчеству Микеланджело:

XVI век стёрт из современного воображения телесериалами и голливудскими фильмами, которые предлагают нам столетие, сотканное из изображений ухоженных рук, лакированных ногтей, взбитых волос, где даже такие великие художники, как Рафаэль, Микеланджело и Леонардо, выглядят, как жеманные кокетки, присевшие у ног власть имущих. Это изображение эпохи Возрождения больше напоминает мир моды с его фальшивым блеском, но никак не искусство, пропитанное кровью и страстью итальянского Возрождения.САндрей Кончаловский в своем фильме «Грех» разрушил эту поддельную вселенную эпохи Возрождения, изобретенную кино и сериалами. И не только потому, что, будучи Маэстро кино, он смог технически и визуально воссоздать историю до последней детали: руки испачканы, ногти сломаны от работы, волосы пропитаны потом, мраморной пылью, золотыми листьями и синим лазуритом, – ведь именно такими художники Возрождения и изменили лицо мира! Смотря этот фильм, кажется, что он передает ароматы или зловония той обстановки, в которой живет Микеланджело: его боттеги во Флоренции и карьеров в Карраре, где он пытается добыть «белые души», которые он затем покажет миру и нам, и даже через 500 лет мы будем поражены этими мраморными скульптурами.

Возможно, эстетика данного фильма воспринимается как должное в руках такого мастера, как Кончаловский. Однако то, что он сделал, та сила кулака, которым он разбил эту поддельную медиа-вселенную, доказывает его огромный талант как художника. Только глубоко творческий человек мог узнать и показать нам такую ​​фигуру, как Микеланджело Буонарроти, показать яростную страсть его творчества, которая всегда находилась между божественной благодатью, необъяснимым даром и амбициями, жадностью, желанием преуспеть и не останавливаться ни перед чем, даже перед своими чувствами.

Когда ты смотришь этот фильм, ты плачешь и приходишь в некоторое замешательство, настолько сильно он отличается от всего, к чему мы привыкли за последние тридцать лет, настолько сильно он отличается от всего поддельного, что пытаются донести до нашего воображения. Посмотрев фильм «Грех», вы попадаете в настоящие дома, вы испытываете настоящие чувства эпохи Возрождения, вы можете ощутить изысканные запахи и невыносимые зловония. У вас складывается впечатление, что, наконец, вы поняли что-то важное, поняли, что ключом к итальянскому Ренессансу и творчеству Микеланджело была смелость, возможно, слишком циничная, но смелость выходить за все границы, которые держали людей в плену тысячи лет, и за этими границами открылась дорога, которая привела к современности. И, как бы то ни было, фильм запомнится как одна из немногих интерпретаций искусства прошлых веков, предлагаемых современным кинематографом.


 

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*