Роман Косарев: «Ни разу не отказался…» 

В Институте кино и телевидения (ГИТР) прошли мастер-классы телекомпании RT.  Журналист Роман Косарев рассказал, как уживаться с такой беспокойной специальностью — «военный корреспондент».  Уже пять лет, как Косарев работает в «горячих точках». Не смотря на такой солидный стаж он признаётся, что до сих пор волнуется перед командировкой.  Корреспондент ГИТР-ИНФО взял короткое интервью у журналиста.

Вы сказали, что никакой репортаж, никакая сенсация не стоят человеческой жизни. Почему вы продолжаете рисковать? 

В командировках у меня нет цели рисковать жизнью. Когда видишь жертв войны, хочется сделать все, что в твоих силах, чтобы люди больше не страдали. В моих силах рассказывать то, что я вижу. И в первую очередь я всегда стараюсь показать страдания мирных жителей.

Вы часто ездите в Донбасс как частное лицо. Не по работе, а чтобы помочь. Прежде всего, детям. Переодеваетесь в Деда Мороза и водите хороводы с малышами. Дарите подарки. Исполняете желания. А как же дети по другую сторону «линии разграничения»? Там, где территорию контролирует Украина?

Конечно, людям, живущим рядом с линей разграничения нужно помогать, что называется, по обе стороны. На Украинской стороне живут очень бедно. Ко мне однажды обратилась женщина оттуда с просьбой помочь. Мы привезли все, о чем она просила. Но там, к сожалению, идет активная пропаганда не только против России, но и против республик Донбасса. Есть даже такая точка зрения на украинской стороне — территория будет нашей даже без людей.

Вы хотите показать вооружённый конфликт таким, какой он есть. Зачем тогда «замазывать» наиболее страшные кадры, гримировать “лицо войны”, делая его менее отвратительным? 

У всех сейчас, включая детей, есть смартфоны. Я бы не хотел, чтобы мой сын смотрел на зверства, которые творит человек. Не надо ломать психику ребенка. Не каждый взрослый готов смотреть на ужасающие кадры последствий войны. Что уж говорить о неокрепших душах? Я считаю, что замазывать при монтаже разорванные тела, как мы это называем, «блёрить» — правильно. Насилия и так много везде. Если кто захочет, он сам в интернете найдёт.

Как родственники относятся к вашей специальности, как они реагируют на командировки?

Родителям я обычно рассказываю про сюжеты, где нет экстремальных ситуаций. Мама у меня была военным переводчиком, поэтому она реагирует спокойнее, чем папа. Они гордятся мной, но папа все равно старается не смотреть репортажи с боевыми действиями.

А как получается совмещать работу и семейную жизнь?

У меня в основном только работа. С женой и сыном мы видимся очень редко.

Вы не переживаете, что проводите мало времени с семьей?ё

Мне кажется, мужчине легче, чем женщине в этом плане. Жена тоже работает целыми днями. Сыном занимается бабушка. Он, конечно, скучает, но всё равно — отличник.

Как вы отреагируете, если сын решит продолжить ваше дело? 

Я его поддержу. Буду переживать, но это будет его выбор. Для меня самое главное, чтобы он вырос не ленивым и счастливым человеком. Кем он решит стать — это его дело.

Пока есть силы, буду продолжать работать,”- заявляет Роман. О смене деятельности он задумывается только,  когда возникает простой, связанный с затишьем боевых действий. Экстрим не останавливает, а наоборот, даёт мотивацию.


Интервью взяла  Маргарита Карпюк (ДЖ12)


Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*